Врачи предупреждали, что опасно рожать в таком возрасте. Но Инна не сомневалась ни минуты.

c6f9e7ff2daa323ac87a181658bcff8e-vosstanovleno-vosstanovleno-vosstanovleno

Я родила свою дочь, когда мне было 26 лет. Инна была желанным ребенком, да и у меня было жилье, я крепко стояла на ногах, как говорится. И хотя с отцом ее развелась из-за частой в русских семьях причины(измены), я вполне могла заботится о себе и дочери с легкостью. Вырастила ее, выучила в хорошем университет. 

graduation-3058263_960_720

Ну а когда Инна закончила университет, ей было 22 года, встретила парня по имени Игорь. Любовь-морковь, поженились. Жили мы втроем у меня. В принципе молодые мне не мешали, а я им. Да и не отправлю же я своих детей на съемные квартиры. Тем более, что они очень хотели детей, а я мечтала о внуках. Но Бог не дал им детей. Обследовались и лечились они не один год, в итоге врачи сказали, что иметь детей Инна не может — проблемы по-женски. Думала, Игорь бросит ее, но нет — остался со своей женой, что редко бывает у мужчин. Жили, работали.

medical-school-3322123_960_720

А потом, когда Инне было 37 лет, она узнала, что беременна. Врачи предупреждали, что опасно рожать в таком возрасте — могут быть разные патологии. Но Инна не сомневалась ни минуты, ведь она так хотела стать мамой. Думала, наконец Бог благосклонен к ней. Родила — у сына диагноз ДЦП. Когда Игорь узнал, что сын его инвалид, тут же подал на развод, убежал в другую страну. Все, чтобы не заниматься инвалидом ребенком и чтобы не платить на него деньги. 

nature-3156305_960_720

Мы с Инной остались одни с этим горем. Инна устроилась на еще одну работу, а я будучи на пенсии, стала смотреть за внуком. Мы еле поставили его на ноги, когда ему было три года. В пять только он сказал слово мама и еле выговаривает остальные. Я кормила его постоянно пюрешками, меняла памперсы до шести лет. И я ужасно устала. больной ребенок тяжело не только физически, но и морально.

diapers-3476133_960_720

Каждый раз на него смотришь и думаешь — за что? Хочу просить дочь заниматься своим дитям без моей помощи. Но как — она же меня не поймет. А у меня уже нет больше сил бороться, я хочу отдохнуть банально.